Для консультаций

8 (800) 770-08-70 (по России)

8 (495) 637-80-70 (Москва)


Для обмена валюты

+7 (495) 637-82-00

Факторинг:
8 (495)637-83-70

О банке

Для бизнеса

Для частных лиц

Открыть расчетный счет

Вход для организаций и ИП:

Войти Войти в новый интерфейс

Демо-версия для организаций и ИП

Вход в для частных лиц:

Войти

Вход в Личный кабинет факторинга:

Войти

Интернет-банк

Вход для организаций и ИП:

Войти

Демо-версия для организаций и ИП

Вход для частных лиц:

Войти

Вход в Личный кабинет факторинга:

Войти

Курсы валют

Покупка Продажа ЦБ РФ
USD 76.52 77.10 77.0809
EUR 90.32 90.85 91.3563
Покупка Продажа ЦБ РФ
USD 76.45 77.00 77.0809
EUR 90.25 90.80 91.3563
EUR/USD 1.1700 1.1900
Покупка Продажа ЦБ РФ
USD 74.00 78.00 77.0809
EUR 87.00 91.00 91.3563
EUR/USD 1.1650 1.1850
Покупка Продажа ЦБ РФ
USD 76.52 77.10 77.0809
EUR 90.32 90.85 91.3563
Зафиксировать курс >

Уважаемые клиенты!
Вы можете осуществить обмен наличной валюты в кассе нашего банка.
Чтобы обмен был максимально комфортным для вас, воспользуйтесь сервисом фиксации на 3 часа.

    Обращаем Ваше внимание:
  • • В соответствии с Федеральным законом № 115-ФЗ от 07.08.2001 г., при совершении клиентом наличных валютно-обменных операций Банк вправе затребовать предоставление дополнительных сведений, в частности подтверждение источников происхождения денежных средств.
  • • Обмен наличной валюты возможен только в кассе Банка по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, 15а
  • • Время работы кассы: пн-пт с 09:30 до 19:30 (без обеда) Вопросы по телефону - 8 (495) 637-82-00. Воскресенье выходной день. График работы в субботу просьба дополнительно уточнять по телефону горячей линии Банка.
  • • Автомат электронной очереди работает до 18:30, обслуживание после 18:30 возможно только в случае отсутствия очереди в кассу.
  • • Вы гарантированно будете обслужены, если прибудете до 18:30.
  • • Курс обмена валют может меняться в течение дня.

Если Вы являетесь клиентом банка «ВЕСТА» (ООО) (физическое/юридическое лицо), можете воспользоваться удобным сервисом «Обмен Валюты онлайн» в личном кабинете.

    Обращаем Ваше внимание:
  • • Для операций доступны валюты: рубль, доллар, евро, юань, швейцарский франк.
  • • Курс валют отличается от биржевого на 10 копеек.
  • • Пополнение рублевого счета доступно через систему быстрых платежей (комиссия отсутствует).
  • • Онлайн-курс доступен с 10:15 до 18:45 МСК в рабочие дни, в остальное время конвертация осуществляется по фиксированным курсам Банка.

Операции с наличной валютой 

Документы, необходимые для обмена наличной валюты 

Операции с безналичной валютой для физ. лиц 

Операции с безналичной валютой для юр. лиц 

Схема проезда


Бизнес на переводах: как построить успешную компанию «с нуля» в кризис

Бизнес на переводах: как построить успешную компанию «с нуля» в кризис

22 апреля 2016

Представляем вашему вниманию интервью с генеральным директор «Русской переводческой компании» Тимофеем Окроевым. История бизнеса Тимофея – яркий пример того, как на основе знаний и профессиональных достижений построить успешную компанию. Без сторонних инвестиций, полностью «с нуля», руководствуясь девизом «Создать антихалтурную компанию».

ТИМОФЕЙ ЮРЬЕВИЧ, НАЧНЕМ С ТРАДИЦИОННОГО ВОПРОСА: КАК ВЫ ПРИШЛИ К ЭТОМУ БИЗНЕСУ?

Т.: В течение многих лет я работал переводчиком-синхронистом за рубежом, главным образом в Англии и материковой Европе. Какое-то время у меня существовала «дремлющая» компания в Лондоне и Оксфорде. Но тогда это все было как-то по-детски, несерьезно. И в период моего возращения в Россию я решил создать что-то свое здесь. Создать на своих принципах, которые к тому времени были уже отшлифованы – я понимал, как именно должна работать переводческая компания.

ВАШ ОСНОВНОЙ ЯЗЫК АНГЛИЙСКИЙ?

Т.: Английский, новогреческий, грузинский и испанский.

КОГДА БЫЛА СОЗДАНА РУССКАЯ ПЕРЕВОДЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ?

Т.: Компания существует с февраля 2008 года.

С ЧЕГО ЖЕ ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ, КАКИЕ ЦЕЛИ ВЫ ПЕРЕД СОБОЙ СТАВИЛИ В САМОМ НАЧАЛЕ?

Т.: Цели ставились самые высокие! Мы планировали работать на самом высоком уровне с самыми крупными компаниями на самых громких проектах. Была дерзость, наглость, в хорошем смысле. Даже не дерзость, а дерзновение, в смысле “daring”. Мы понимали, что если поставим перед собой самые высокие цели и реализуем хоть часть из них – это уже будет отлично.

КАКИЕ ЭТАПЫ ВЫ ПРОШЛИ ЗА ЭТИ 8 ЛЕТ? ОПИШИТЕ, КАК РАЗВИВАЛАСЬ ВАША КОМПАНИЯ.

Т.: Все начиналось на кухне в съемной квартире на Ломоносовском проспекте. В штате компании было всего 2 человека. Компания по сути существовала только на бумаге, то есть просто была юридически зарегистрирована. Я лично занимался обзвоном клиентов, предлагая им заключить договор с нашей компанией. Мы многого не знали, не знали даже что такое рамочный договор, заключали «точечные» договоры на услуги перевода. В общем, все делали «на коленке в гараже», вот как Билл Гейтс в свое время.

Следующим шагом стала аренда офиса размером 11 кв м в центре Москвы. Там мы уже потихоньку сколачивали свою команду по направлениям. Кто-то занимался поиском клиентов, это делал в основном я, кто-то переводом, редактированием. Также мы постепенно вырабатывали наши стандарты.

НА КАКИХ НАПРАВЛЕНИЯХ ПЕРЕВОДА СПЕЦИАЛИЗИРУЕТСЯ РУССКАЯ ПЕРЕВОДЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ?

Т.: На сегодняшний день у нас несколько основных направлений. Это письменный перевод проектного характера, мы работаем с постоянными заказчиками, которые нуждаются в очень высоком качестве перевода и способны оценить его уровень. Также мы специализируемся на устном переводе, как синхронном, так и последовательном. По этому направлению бывают и разовые заказчики, но в основном, конечно, постоянные.

В ОПИСАНИИ ВАШЕЙ КОМПАНИИ ГОВОРИТСЯ, ЧТО ВЫ ОКАЗЫВАЕТЕ ТАКЖЕ КАКИЕ-ТО «СОПУТСТВУЮЩИЕ УСЛУГИ». ЧТО ЭТО ТАКОЕ?

Т.: С первых дней существования компании мы решили, что должны иметь не только профессиональных переводчиков-синхронистов, но и профессиональное оборудование для синхронного перевода. Чтобы мы могли «давать в аренду» не только переводчиков, но и оборудование, предоставлять комплексную услугу.

Мы закупили это оборудование, его аренда и стала той самой «сопутствующей услугой». Сейчас аренда переводческого оборудования (кабины, переводческие консоли, микрофоны, проекторы, плазмы, экраны и т.д.) стала полноценным направление бизнеса.

СРЕДИ ВАШИХ КЛИЕНТОВ ЕСТЬ КРУПНЫЕ КОМПАНИИ, КОТОРЫМИ ВЫ ГОРДИТЕСЬ? ВЫ МОГЛИ БЫ ИХ НАЗВАТЬ?

Т.: Мы не разделяем своих клиентов на «громких» и «беззвучных». Для нас все наши клиенты очень значимы. Но есть, конечно, среди клиентов наиболее «звездные». Это и оргкомитет чемпионата мира по футболу «Россия-2018», и Петербургский международный экономический форум, Сочинский инвестиционный форум, РЖД, Сбербанк, McKinsey & Company, Deloitte и др. Это постоянные наши заказчики, с которыми мы тесно сотрудничаем, с ними у нас действуют постоянные договоры.

НАСКОЛЬКО СИЛЬНА КОНКУРЕНЦИЯ В ВАШЕЙ СФЕРЕ?

Т.: Если представить рынок переводческих услуг как 100%, то мы вошли в вершину айсберга этого рынка и заняли там 10%. Эти 10% можно охарактеризовать как luxury или VIP-сегмент. На этом уровне конкуренция не очень большая, поскольку для того, чтобы туда попасть, нужно предоставлять услуги высочайшего качества, филигранно отточенного перевода. Но вот в остальных 90% рынка переводческих услуг для массового потребителя конкуренция очень жесткая.

Так уж получилось, что мы пошли не по традиционному пути развития и сразу заняли свой VIP-сегмент.

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ЧТО ПОЗВОЛИЛО ВАМ ЗАНЯТЬ ЭТОТ VIP-СЕГМЕНТ? ВЫ НАЧАЛИ БИЗНЕС В УДАЧНОЕ ВРЕМЯ? ИЛИ ЖЕ ВЫ ОБЛАДАЛИ ЭКСКЛЮЗИВНЫМ ОПЫТОМ, ЗНАНИЯМИ? ИЛИ «ПРОСТО ТАК» СЛОЖИЛОСЬ?

Т.: В бизнесе все-таки «просто так» сложиться не может. Присутствовали все упомянутые вами элементы. Компания создавалась в кризис 2008 года. В тот период многие крупные организации стали сокращать своих сотрудников, в их числе были переводчики. И «выкинутыми за борт» оказались очень достойные специалисты. Мы их сразу же взяли к себе, потому что понимали, что они – ценный актив, который не должен валяться на обочине жизни. Его нужно брать, работать с ним, и развиваться за счет этого актива и вместе с ним.

Второй составляющей успеха стало качество, качество и еще раз качество. Мы осознали, что для того, чтобы выделиться и получать регулярные заказы, мы должны не только декларировать качество, но и демонстрировать его. Таким образом, мы сразу же поставили компанию на эти рельсы. Предоставлять качественную услугу и еще немного сверх этого, так называемый “added value”.

К примеру, на Сочинском инвестиционном форуме мы не просто выполняли коммуникативную задачу. Мы встраивались в команду как звено, понимающее, что наша задача - не просто выполнить перевод, а донести инвестиционную привлекательность России. И это невозможно было не заметить. Мы помогали нашим заказчикам избегать ошибок, которые в конечном итоге бьют по репутационной и инвестиционной составляющей проекта, в данном случае целой страны.

Я никогда не забуду, что мои первые успешные переговоры по привлечению Сочинского форума в качестве клиента были связаны с нахождением ошибки в важнейшем письме, которое лежало на столе у одного из высоких чиновников Краснодарского края. Когда я приехал убеждать, что нужно взять мою команду, мне задали конкретный вопрос: «Ну чем вы лучше других? Как вы можете доказать, что вы лучшие?». И тут я увидел перевернутое вверх ногами письмо, в котором была допущена грубейшая ошибка. В 2008 году Дмитрий Анатольевич Медведев был президентом, а Владимир Владимирович Путин был Председателем Правительства. И я увидел, что в шапке письма было написано не Д.А. Медведев, а В.В. Медведев. И я указал на это письмо: «Мы лучше тем, что не допустим, чтобы к вам на стол попало письмо с подобной ошибкой». Это стало последней точкой в переговорах, которая помогла завоевать Сочинский инвестиционный форум в качестве клиента.

А ЧТО ПОМОГЛО ВАМ В САМОМ НАЧАЛЕ ВЫЙТИ НА ТАКИХ КРУПНЫХ КЛИЕНТОВ? ВСЕ-ТАКИ БЫЛИ КАКИЕ-ТО НАРАБОТАННЫЕ СВЯЗИ ИЛИ ЭТО БЫЛ МЕТОД «ХОЛОДНЫХ ЗВОНКОВ», ВСТРЕЧ? КАК ИМЕННО ВЫ ИСКАЛИ СВОИХ ПЕРВЫХ КЛИЕНТОВ?

Т.: Никаких связей у меня не было, все пришлось начинать с нуля. Это были звонки. В силу твердой уверенности в том, что нам есть, что дать заказчику, это не были «холодные» звонки. Хотя я звонил вслепую, конечно. Я просто обзванивал от буквы А до буквы Я всех участников того же Сочинского инвестиционного форума, к примеру. Я говорил о том, что мы будем работать с ними в рамках форума, и спрашивал, можем ли мы что-то сделать уже непосредственно для них.

Помог еще тот факт, что президентом компании согласился стать лучший переводчик страны, Павел Русланович Палажченко. Его имя, несомненно, оказало большое влияние.

СКОЛЬКО ВРЕМЕНИ ПРОШЛО ДО ТОГО МОМЕНТА, КОГДА ВЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ, ЧТО БИЗНЕС УЖЕ «ВСТАЛ НА РЕЛЬСЫ» И МОЖНО НЕСКОЛЬКО СНИЗИТЬ АКТИВНОСТЬ ПО ПОИСКУ КЛИЕНТОВ, КОГДА ВАС УЖЕ НАЧАЛИ РЕКОМЕНДОВАТЬ?

Т.: Положа руку на сердце, скажу, что мне до сих пор кажется, что маркетинговый и рекламный ресурс компании полностью не реализован. Мы пока еще на гребне волны того самого «сарафанного радио». И мы еще не задействовали на полную мощь ресурс активного поиска заказчиков. Да, клиентов у нас много, объемы заказов растут, но, тем не менее, полностью мы еще не реализовались.

КАКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ВАШЕМ БИЗНЕСЕ ВЫ ВИДИТЕ САМЫМ ПЕРСПЕКТИВНЫМ В ПЛАНЕ РАЗВИТИЯ? ВСЕ-ТАКИ ОСОБЕННОСТЬ ТАК НАЗЫВАЕМОГО LUXURY-СЕГМЕНТА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ЕГО КОНЕЧНОСТИ…

Т.: Я вижу и интенсивный и экстенсивный пути развития компании. Нам есть еще куда расти в своем сегменте, мы не освоили его полностью. Но нужно учитывать и тот факт, что рынок переводческих услуг растет за год минимум на 7%. Это означает, что нам есть куда развиваться и по нисходящей, в сторону ориентации на широкого потребителя.

Иными словами, осуществлять не только уникальный штучный перевод, но и переориентировать процессы, сделать их более приземленными и технократичными. Следующим этапом развития я вижу выход компании на рынок массового потребления.

ВЫ ПЛАНИРУЕТЕ СОЗДАТЬ ДЛЯ ЭТОГО ОТДЕЛЬНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В КОМПАНИИ? С ОТДЕЛЬНЫМ ШТАТОМ?

Т.: Я думаю, что это принципиально другой бизнес. Бизнес, который не ориентирован на штучный перевод, ему характерна серийность. В нем даже используются иные технические средства. В этом бизнесе используются абсолютно другие принципы управления проектами, уровень его автоматизации намного выше. К примеру, сейчас наши письменные переводы абсолютно не автоматизированы, они представляют собой продукт полностью ручной сборки. А в сфере перевода для массового потребителя очень много элементов компьютерного перевода. Благодаря этому объемы перевода больше, без высокого уровня автоматизации невозможно выдержать жесткую конкуренцию, царящую в этом сегменте.

ПРИ ВЫХОДЕ НА РЫНОК ШИРОКОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ ОЧЕНЬ ВАЖНО РЕШИТЬ ВОПРОС ДОСТУПНОСТИ ПОЛУЧЕНИЯ УСЛУГИ. КАК ВЫ ПЛАНИРУЕТЕ ЭТО СДЕЛАТЬ? БУДЕТЕ РАЗВИВАТЬ ФИЛИАЛЬНУЮ СЕТЬ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ИНТЕРНЕТ-ПРОДАЖАМИ?

Т.: Очень актуальный вопрос на самом деле! Я сейчас уделяю ему много внимания. Для клиента очень важна шаговая доступность переводческой компании. Выход видится в открытии небольших точек продаж. Мы сейчас активно занимаемся расчетной составляющей, составляем бизнес-план по открытию таких точек в Подмосковье. Мы просчитываем точку безубыточности, объем инвестиций, пытаемся понять, сможем ли мы обойтись внутренним инвестированием либо нам потребуются заемные средства. Если расчеты покажут, что открытие таких точек продаж будет приносить прибыль, мы запустим несколько пилотных проектов в Подмосковье, а именно в городах-сателлитах – Одинцове, Звенигороде, Красногорске и т.д. В дальнейшем мы сможем запустить внутреннюю систему франшиз.

РАССМАТРИВАЕТЕ ЛИ ВЫ ОКАЗАНИЕ ОНЛАЙН-УСЛУГ ПЕРЕВОДА В КАЧЕСТВЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ БИЗНЕСА?

Т.: Несомненно, для этого мы планируем использовать все инструменты интернет-продвижения наших услуг. Для того, чтобы выйти на первые строки поисковых систем мы должны предоставлять уникальную услугу. Либо это будет скорость, либо это будет связь между самообслуживанием в интернете и физическими офисами нашей компании. Или что-то еще.

КАК СЕЙЧАС ОБСТОЯТ ДЕЛА С КАДРАМИ В СФЕРЕ ПЕРЕВОДА?

Т.: С кадрами у нас сейчас будет очень хорошо, ввиду того, что мы переживаем очередную волну кризиса. Кризис означает, что многие переводчики попадут под сокращение, среди них много ценных кадров, они сразу попадают в поле нашего зрения. Мы берем их к себе, кого-то фрилансерами, кого-то в штат.

А КАК ОБСТОЯТ ДЕЛА С МОЛОДЕЖЬЮ?

Т.: А вот с молодыми кадрами у нас очень плохо. Причем во всех сферах, не только среди переводчиков. К сожалению, сейчас так построена наша система образования, что любой «рыбно-консервный» институт выдает диплом переводчика или, к примеру, врача-терапевта. И, как правило, этот диплом не подкреплен фундаментальными знаниями.

ПОЛУЧАЕТСЯ, ВЫ НЕ РАБОТАЕТЕ С МОЛОДЫМИ КАДРАМИ?

Т.: Не совсем так. Для того, чтобы «дотачивать» молодых переводчиков, мы создали на базе компании учебный центр, он называется «Русская школа перевода». В школе мы готовим переводчиков, но не с нуля. Примерно каждый двадцатый выпускник Школы попадает в нашу обойму, мы начинаем с ним сотрудничать. Почему только каждый двадцатый? Дело в том, что у нас очень жесткие критерии отбора. Чтобы стать переводчиком в «Русской переводческой компании» нужно пройти много фильтров, не только по знаниям, но и по психологическому соответствию и т.д.

Приведу пример для подтверждения слов о жестких критериях отбора. За все годы существования компании мы приняли на работу только трех выпускников нашего московского ИнЯза. И это при том, что у нас договор с ИнЯзом, они присылают к нам студентов на практику, стажировку.

К сожалению, мы сейчас наблюдаем повсеместное падение уровня обучения и профессиональной переподготовки во всех сферах.

РАССКАЖИТЕ, КАК ДАВНО ВЫ СОТРУДНИЧАЕТЕ С VESTABANK, ОТКУДА ВЫ О НАС УЗНАЛИ?

Т.: Мы являемся вашими клиентами уже порядка трех лет, в банк пришли по рекомендации друзей. В самом начале нашего сотрудничества Vestabank очень помог нам с кредитованием под покупку оборудования, а впоследствии с банковской гарантией под несколько контрактов с ООН, это один из наших крупнейших заказчиков.

А ЕСТЬ ЛИ КАКИЕ-НИБУДЬ ПОЖЕЛАНИЯ К БАНКУ? ВОЗМОЖНО, ЗАМЕЧАНИЯ ПО ОПРЕДЕЛЕННЫМ МОМЕНТАМ?

Т.: Вы знаете, то, что мы поначалу воспринимали как недостаток, сейчас видится несомненным преимуществом. Определенная требовательность к документам и их тщательный анализ при кредитовании на фоне сегодняшней волатильности в банковской системе превращаются в преимущество Vestabank. Эти «недостатки» и гарантируют, что банк сможет удержаться на плаву в столь непростое время. Поэтому сейчас я полностью одобряю такую политику банка, несмотря на то, что для нас это порой бывает обременительным. Мы понимаем, что это некий гарант стабильности.

Тимофей Юрьевич, спасибо большое за интервью. Очень приятно, что среди наших клиентов есть такие яркие примеры успеха, основанного на знаниях, профессионализме и качестве.

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.